Антироссийские санкции: три пишем два в уме

Не стоит недооценивать нынешний пакет американских санкций. Он как ружье, висящее на стене в первом акте пьесе, может выстрелить в финале, считает Александр Баранов, директор департамента риск-менеджмента «Ай Джи Кью Управление Aктивами»
Мнения / 22 апреля 2021, 21:41
Александр Баранов

Многим показалось, что санкции против России при Байдене опять оказались пшиком. Курс рубля сильно не упал, стоимость акций российских компаний не рухнула - рынок вроде бы расценил демарш США как что-то незначительное. Такая точка зрения распространена среди российских политологов, обозревателей и различных экспертов, в большинстве своем не связанных с финансовом рынком. Участники финансовых рынков более сдержаны в данном вопросе – они все еще видят серьезные риски в связи объявленными в 2021 антироссийскими санкциями.

Мне как профессиональному риск-менеджеру свойственно критическое отношение к возможным сценариям.  Не исключено, что отчасти это так называемая «профессиональная деформация» – риск-менеджер, как правило, работает с негативными ожиданиями и поэтому его оценки более пессимистичны, чем у других его коллег-финансистов. Тем не менее, на мой взгляд, последствия объявленных санкций недооценены российским экспертным сообществом. Данный пакет санкций интересен и опасен в том плане, что он не фиксирует одно только объявление мер против физлиц, юрлиц и госдолга – и более ничего ожидать не стоит.

Казалось бы, в новых санкциях зашит лишь запрет на покупку нового российского госдолга с 14 июня 2021 года – серьезной опасности для экономики РФ это не представляет. Но есть нюансы. Во-первых, данное требование может легко распространиться не только на государственные американские финансовые институты, но и на глобальные банки и инвестиционные дома, работающие на финансовом рынке США. Это вопрос времени, и, по большому счету, такие шаги не требуют специального формулирования в виде нового санкционного пакета.

Во-вторых, есть риск переноса аналогичных санкций не только на первичный рынок гособлигаций, то есть приобретения нового долга, но также и на «вторичку», то есть может быть распространено и на бумаги, выпущенные ранее 14 июня 2021 года. Я оцениваю этот сценарий как средний по возможности реализации, а шансы примерно 50 на 50. Но данного сценария имеет смысл ожидать уже во второй половине 2021 года.

Также есть риск, что аналогичные ограничения могут затронуть покупку американскими участниками финансового рынка облигаций корпоративного сектора с долями госучастия более 50% – это так называемый расширенный госдолг по методологии МВФ. Риск этого события ниже, но воздействие его в случае реализации гораздо существеннее. Для понимания существа вопроса: сейчас прямой российский госдолг составляет 12,4% ВВП, а расширенный госдолг (госдолг плюс долг субъектов экономики, контролируемых государством более чем на 50%) составляет 118% ВВП. И это совсем иная история. Таким образом, на объявленные антироссийские санкции стоит смотреть не на как свершившееся событие, а как на прелюдию к разговору о дальнейших санкциях по госдолгу.

Есть и другие нюансы, которые не попали в поле зрения ряда российских экспертов. Помимо уже зафиксированных санкций за как бы «кибератаки на правительственные организации США и за вмешательство в президентские выборы США» (это то обвинение, что было зафиксировано в санкционном пакете Байдена), есть еще одна составляющая, на которую многие российские экономисты не обратили особого внимания. В оригинале пакета санкций есть еще предупреждающий пункт о возможности введения дополнительных санкций против лиц (физических и юридических), которые будут использовать газовый или нефтяной «вентиль» для геополитического давления на страны Европы и Азии.

Можно конечно утрировать и обратить внимание, что американская сторона сама вставляет палки в колеса в завершение строительства и введение в эксплуатацию Северного потока 2 (СП2). В этом плане канцлер Ангела Меркель буквально на днях заявила, что Германия заинтересована в завершении строительства Северного потока -2 и не видит, чем газ, идущий по этому трубопроводу хуже российского газа, поступающего в Европу через территорию Украины или Турции. Но я не стал бы переоценивать слова фрау Меркель в контексте, что осенью этого года в Германии будут перевыборы и есть высокая вероятность в приходе к власти в ФРГ политиков, менее лояльных к России и выступающих против завершения проекта СП2.

Также определенный диссонанс на отношения России с ЕС накладывает внезапно развернувшийся дипломатический скандал России с Чехией. Эскалация трений между Россией и Чехией может спровоцировать новый виток политической напряженности и как следствие европейский пакет санкций против России, подобный объявленному в апреле этого года администрацией Байдена.

Так что через призму риск-менеджмента, те санкции, которые уже были объявлены в этом году со стороны США, это всего лишь надводная часть айсберга, и не стоит относиться к ним как к пшику.


Также по теме


В четверг, 15 апреля, сразу после открытия утренней сессии на Мосбирже курс доллара уже достиг отметки 77,55 рублей за доллар, что на 1,7 рубля выше закрытия предыдущего дня. И это не спекулятивное движение, а устойчивый тренд на ослабление рубля.

Новая геополитическая реальность, которую устанавливает администрация Джо Байдена, основана, помимо прочего, на формировании постоянной угрозы санкционного давления на противников США.

Санкционная борьба западных стран против России идет более семи лет. Ограничительных мер применено уже несколько видов, и сейчас многие с беспокойством ожидают их расширения на международные расчеты и ОФЗ. Однако самые опасные санкции – те, что запрещают продажу технологий. Они способны серьезно помешать развитию России в долгосрочной перспективе. Именно такие ограничения западные страны не без успеха вводили против СССР для сдерживания его экономического и военного потенциала.
Поделиться в соц.сетях: