Следствие носит обвинительный уклон

Проблема необоснованного применения меры пресечения в виде заключения под стражу вопреки положениям ч. 1.1. ст. 108 УПК очень часто встречается на практике. Суды зачастую формально указывают в качестве оснований для избрания подобной меры пресечения «тяжесть обвинения», «может скрыться», «оказать давление на свидетелей».
Мнения / 22 июля 2021, 13:00

При этом такие заявления органа расследования не подкрепляются доказательствами, представляемыми вместе с ходатайством о мере пресечения.

Когда защита приводит доводы о том, что преступление, в котором подозревается или обвиняется лицо, совершено в сфере предпринимательской деятельности и оснований утверждать, что лицо скроется или продолжит заниматься преступной деятельностью, не имеется, эти доводы не оцениваются должным образом. Суд, как правило, смотрит на доводы с формальной точки зрения, выражающейся в том, что при избрании меры пресечения суд не вправе предрешать вопросы о доказанности, виновности, квалификации.

Объективный довод защиты о возможности установления более мягкой меры пресечения (например, запрет определенных действий, залог, домашний арест) зачастую игнорируется и не оценивается судами. Заключение под стражу становится не способом обеспечения эффективного расследования, а порой мерой давления на лицо.

На мой взгляд, только тщательный контроль за законностью заявления органом расследования и всестороннего глубокого анализа судами ходатайств о мере пресечения позволит обеспечить права субъектов предпринимательской деятельности в этой части.

Еще одна проблема, касающаяся меры пресечения, затронутая в докладе Уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова, – изменение меры пресечения на более мягкую в случае выявления у подсудимого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей, после вынесения приговора и вступления его в законную силу. Отсутствие специальных положений, регулирующих эти случаи, нарушает основополагающее право лица на жизнь и здоровье, поскольку в местах лишения свободы невозможно обеспечить должные условия для лиц с серьезными прогрессирующими заболеваниями. Нарушение основных прав и свобод человека – безусловный повод для обращения лица в Европейский суд по правам человека с соответствующими негативными последствиями для Российской Федерации.

Проблема возможности отказа органа расследования в приобщении к уголовному делу по ходатайству защиты предметов и документов ставит сторону защиты в неравное положение в доказывании. Постановление следователя может быть обжаловано, однако эффективность данной меры невелика, часто все доводы о необходимости приобщения представляемых предметов (документов) сводятся к формулировке «следователь сам определяет ход расследования».

Суд также может отказать в приобщении и исследовании документов в процессе. Поэтому для обеспечения принципов равенства и состязательности, помимо мер, предлагаемых уполномоченным о введении «итогового заключения защиты», целесообразно рассмотреть вопрос о внесении изменений в УПК в части того, что следователь обязан приобщить к уголовному делу по ходатайству защиты представляемые предметы или документы. Сторона защиты порой представляет документы, доказывающие невиновность подсудимого, однако следствие носит обвинительный уклон и отказывает в приобщении, что недопустимо.

Всеволод Сазонов, адвокат, член МРО «Деловая Россия», д. ю. н.


Также по теме


Деловой климат в России остается суровым, несмотря на меры господдержки МСП и «регуляторную гильотину». Об этом говорится в докладе уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова.

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов попросил председателя Банка России Эльвиру Набиуллину увеличить лимиты госпрограммы кредитов под 2% на поддержку занятости и сделать их доступнее для бизнеса.
Поделиться в соц.сетях: