Евгений Шиленков: «Выкупая первое дно, второе получаешь в подарок»

Заместитель генерального директора по активным операциям ИК «ВЕЛЕС Капитал» Евгений Шиленков считает, что сверхнизкие доходности по облигациям и депозитам – это надолго. В этих условиях консервативному инвестору необходимо выискивать отдельные перспективные истории на долговых рынках и пробовать силы в более рискованных сегментах.
Интервью / 10 ноября 2020, 15:30

Евгений Шиленков родился в Москве. В 2001 году окончил экономический факультет МАИ. Работает на финансовом рынке с 1998 года. С 2001 года – в ИК «ВЕЛЕС Капитал», с 2012 года занимает должность заместителя генерального директора – директора департамента активных операций.

ИК «ВЕЛЕС Капитал» основана в 1995 году, оказывает услуги состоятельным частным и корпоративным инвесторам на рынке ценных бумаг, в области прямых инвестиций и инвестиций в недвижимость. Объем активов под управлением группы на конец 2019 года – 32,4 млрд рублей. Входит в топ-10 ведущих операторов по объему клиентских операций и в топ-3 брокеров облигационного рынка МосБиржи.

«Инвесторы будут искать новый риск»

– Еще в прошлом году были оценки, что на мировом долговом рынке с отрицательной доходностью торгуется бумаг едва ли не на 20 триллионов долларов. В этом году в связи с огромным притоком ликвидности от центральных банков ситуация явно не улучшилась. Что в таких условиях можно посоветовать частным инвесторам?

– Да, действительно, такова новая реальность. Надо, наверное, привыкнуть к тому, что мы в этих условиях будем еще находиться какое-то время. Несколько лет – точно. Как будет развиваться ситуация – непонятно. Мы же не можем прогнозировать появление вирусов или каких-то иных шоковых событий. Но, наверное, ставки будут долго оставаться низкими. Столько, сколько необходимо для восстановления экономики. И на объем долга, и на его отрицательную стоимость обращать внимание не стоит, это нормально. Важнее другое. Снижение доходности на долговом рынке будет заставлять людей искать альтернативы, искать инструменты, которые будут давать положительную доходность. Это такая спираль, из которой даже неясно, какой будет выход, как будет потом ситуация раскручиваться обратно. Это игла, на которую садятся все рынки, все государства. Пузырь как-то прорвется. Как? Пока сложно сказать.

– Но объемы долга беспрецедентные, в том числе госдолга – тех же США.

– Конечно, причем погашать его никто даже не пытался, а учитывая, что обслуживание долга стоит около нуля, он просто может оставаться на столь высоких уровнях неограниченно долго. С этим надо будет жить. Инвесторы будут искать какую-то новую положительную доходность, искать новый риск и будут натыкаться из-за этого на дефолты и реструктуризации, потому что все, кто будет платить высокую ставку, с высокой вероятностью будут иметь определенного рода проблемы. Ну и покупать их долги инвесторы, в первую очередь институциональные, будут вынуждены, потому что им надо показывать положительную доходность. И это отразится на рынках.

– Вы в этой ситуации какие подходы применяете для формирования консервативного портфеля?

– У нас есть две основные стратегии: одна на рублевом рынке, другая – на валютном. Если говорить про рубли, то мы размещаем 85–90% средств в fixed income, причем в высоконадежные облигации, а 10–15% уходит на активные спекулятивные операции – как правило, это фьючерсы, например на «рубль – доллар» или на Индекс РТС. При этом по консервативной части портфеля мы ориентируемся на однозначную доходность в районе 7% годовых, премию же к рынку стремимся заработать на спекулятивных операциях и участии в первичных размещениях – как ОФЗ, так и корпоративных, а также перелокациях – например, из длинных бондов в короткие и наоборот.

– Если говорить об ОФЗ, как вы оцениваете теперешние рекордные объемы заимствований Минфина? К чему они приведут в среднесрочной перспективе?

– По Минфину ситуация простая: есть дефицит бюджета – надо его покрывать. По риторике видно, что ЦБ настраивает участников рынка на дальнейшее смягчение денежной политики, но реальные шаги в этом плане делать, видимо, пока опасается. Со стороны иностранцев, наверное, большого спроса на долги Минфина не будет, поэтому он ориентирован на российских инвесторов. Это в первую очередь крупные банки, которым интересны инструменты, привязанные к ключевой ставке, под которую они фондируются. Но при этом Минфин не может больше определенного уровня занимать в бумагах с плавающим купоном, это создает для него неопределенность с точки зрения обслуживания долга. Поэтому, думаю, мы скоро увидим крупные размещения и ОФЗ-ПД, преимущественно коротких бондов.

– Что в связи с этим можно посоветовать частному инвестору? Условно говоря, пока не пришли иностранцы.

– Для частных инвесторов ОФЗ – хороший инструмент, особенно краткосрочные и среднесрочные выпуски. Поскольку кажется маловероятным, что в ближайшее время будут расти процентные ставки. И, наверное, депозиты под 3–4% годовых – это реальность на ближайший год. Правда, лично я, как частный инвестор, взял бы сейчас качественные корпоративные бонды со сроком погашения до трех лет. При стратегии «купил и держи» это понятный риск плюс премия к ОФЗ. И точно интереснее депозита – достаточно взглянуть на облигации тех же крупных банков, у них доходность на 2–3% годовых выше, чем по вкладам. При текущих уровнях доходностей это серьезный отрыв.

– 15% в агрессивной части рублевого портфеля, срочных инструментах. Это у вас активная торговля или вы пытаетесь таким образом выстроить что-то типа структурного продукта?

– Я бы не назвал это активной торговлей, просто есть моменты, когда появляются четкие сигналы на открытие позиций. Если есть, например, ослабление рубля или удешевление нефти из-за ковида. Или есть что-то, что хеджирует твой портфель.

– Если говорить о западных долговых рынках. Там как вы видите ситуацию?

– На западных рынках мы смотрим на все, что происходит в мире. И в следующем году, наверное, запустим стратегию управления валютными активами, основанную на абсолютной диверсификации с точки зрения стран, отраслей, рейтингов и локаций на одного эмитента или на сектор. Основная часть портфеля, как и в рублевой стратегии, будет консервативной. Премию же к рынку будем стремиться получить за счет вложений в бумаги эмитентов тех стран, экономика которых будет восстанавливаться быстрее среднемировых темпов. Концептуально понятно, что средние ставки на рынке будут околонулевые. Но сохраняются еще страны и эмитенты, чьи евробонды торгуются с доходностью выше российских, где, по нашему мнению, есть еще потенциал для роста цен. Будем искать такие истории.

– Чтобы это самостоятельно делать частному инвестору, какие примерно средства нужно иметь?

– На этом рынке лот – 100 тысяч долларов. То есть, для того чтобы получить хорошую диверсификацию, нужно иметь два-три миллиона долларов. Поэтому, собственно, частные инвесторы и обращаются в управляющие компании, покупают ПИФы.

«Главное внимание сейчас – на пандемию»

– Вы говорили про низкие доходности на долговом рынке. Как на этом фоне смотрятся российские акции, дивидендная доходность у многих из которых выше ставок по облигациям?

– Мне кажется, что история про дивиденды – хорошая тема на относительно стабильном рынке. Если сейчас смотреть наши ожидания на начало года по дивидендам Сбера или «Газпрома» – в принципе это было сильно интереснее депозитов и бондов. Но дивидендная доходность 2020 года – это совсем не то, что дивидендная доходность 2021-го. В силу глобальной неопределенности не только на дивиденды надо смотреть, а на ту базу, с которой эти дивиденды могут быть выплачены, на прибыль. Возможны, мягко говоря, разного рода неожиданности. У любого банка, скажем, до конца этого года могут случиться проблемы с каким-либо крупным заемщикам – это вычет из прибыли, снижение дивидендов. Плюс курсовая стоимость может резко падать, рынки сильно волатильны. Хотя, конечно, рано или поздно мы выйдем в более-менее стабильную ситуацию в экономике без этих локдаунов и без снижения деловой активности. Это будет, естественно, сказываться на российском фондовом рынке. И акции в итоге могут дать очень хорошую доходность. Так что вполне можно не то что бы ловить моменты для входа на рынок, но следить за трендами. Сейчас, например, интересно, что будет с нефтяными компаниями в связи с изменениями в их налогообложении. Или рынок газа – цены на него вернулись к уровням прошлого года, а акции «Газпрома» – вдвое дешевле, чем тогда. Любопытная история.

– Что для вас послужит сигналом? Что ситуация стабилизируется и надо обратить внимание на акции?

– Главное внимание сейчас – на пандемию. Я думаю, что только тотальное вакцинирование даст инвесторам уверенность, что не будут закрываться экономики. И это однозначно может сказаться на спросе. Мы летом видели, как восстановились цены. И это был первый сигнал. Сейчас мы получили второе дно. Как говорится, выкупая первое дно, второе получаешь в подарок. Но мне хочется верить, что есть луч света в этом темном царстве и мы в следующем году его увидим. На фоне монетарных стимулов мы снова увидим инфляцию активов, спрос на акции компаний, рост их стоимости. Это все произойдет, вопрос – с каких уровней и с какого момента. Пока же российские инвесторы могут спокойно покупать долги компаний – их балансы в принципе не вызывают никаких вопросов даже с учетом пандемии – за счет мер господдержки, долговые обязательства оценены честно.

– Какие наиболее частые ошибки совершает консервативный частный инвестор?

– Если говорить именно о консервативных инвесторах, здесь скорее имеет смысл вести речь не об ошибках, повлекших убытки, а об упущенных возможностях. Например, мне кажется, они зачастую слишком осторожны. Скажем, если ты на своем консервативном портфеле зарабатываешь условно 5% годовых, то 5% портфеля можно вложить в покупку более рискованных инструментов. Например, опционов или перспективных американских акций. И есть шанс приятно удивиться, если эти 5% портфеля принесут тот же доход, что и остальные 95%.

С точки же зрения ошибок для меня более актуальны примеры инвесторов с абсолютно нулевым чувством риска, которые готовы докупать бумаги, когда все валится и все продают. Да еще докупать с плечом. А потом оказывается, что гарантийное обеспечение тает просто на глазах и они вылетают с рынка, потеряв все. Таких случаев весной было достаточно много. Самое неприятное при этом, что ты не можешь заставить такого клиента остановиться, сменить тактику. И даже хуже: если все-таки уговоришь, а окажется, что ситуация обратная и он мог заработать, к тебе же и возникнут претензии. Но это уже, конечно, вопрос не управления активами, а инвестиционного консультирования.






Также в рубрике

  • Председатель правительства Михаил Мишустин объявил еще об одном направлении административной реформы. В ближайшее время 40 ныне действующих институтов развития (ИР) будут сокращены фактически вдвое. Впрочем, схема их реорганизации будет нелинейной.
    Мероприятия24 ноября 2020, 17:00
  • О перспективах фондового рынка и отдельных отраслей мы беседуем с руководителем направления рыночного анализа инвестиционного департамента УК «Ингосстрах-Инвестиции» Владиславом Метневым.
    Интервью24 ноября 2020, 16:30
  • О ситуации на рынке коллективных инвестиций и его перспективах мы беседуем с руководителем отдела продаж УК «Сбер Управление Активами» Андреем Макаровым.
    Интервью24 ноября 2020, 15:00
  • Почти две трети россиян — 64% — зафиксировали в нынешнем году снижение своих доходов, а 37% полагают, что и в следующем году их финансовое положение продолжит ухудшаться. Об этом говорится в исследовании, проведенном сервисом «Работа.ру».
    Деньги24 ноября 2020, 13:45
  • Рассказываем, кто из молодых футбольных гениев может добиться больших успехов в будущем.
    Рейтинги24 ноября 2020, 13:25