«Оценить принятые решения об ограничении цен на ряд продуктов несложно»

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский – об административном регулировании цен на социально важные продукты.
Мнения / 25 декабря 2020, 11:00

То, что предлагается правительством, не приведет ни к чему. В прошлом году уже вводились тарифные зерновые квоты. Правда, вывозные пошлины пока остаются нулевыми. Квоты были призваны количественно ограничить вывоз пшеницы и обеспечить давление на внутренние закупочные цены, чтобы аграрии их понизили. Только непонятно, как пониженные отпускные цены будут влиять на цены на прилавках.

Мы же не едим зерно, это же не готовый товар, а сырье. Но как только квоты на вывоз зерна вводятся, как только объявляются любые ограничения, и прежде всего на пшеницу (Россия – поставщик на внешние рынки № 1), мир пугается, активизирует закупки и готов тут же платить больше. Загоняем цены вверх. Рублевые цены ушли вверх, потому что российская валюта упала, а из-за накрутки цен на зерно нашими же действиями они еще больше повысились.

Дальше нам возвращается повышенная стоимость через импортируемые продовольственные товары, так как зерно – это основа для производства всей еды. Мы ввозим по стоимости продовольствия существенно больше, чем вывозим. Максимально вывозили на $ 25 млрд, а завезли продовольственных товаров в прошлом сезоне на $ 30 млрд. Вот она, плата за неэффективные решения. Налицо своего рода бумеранг, так как расплачиваться в конечном итоге придется населению, которое и так беднеет.

Не надо трогать сырьевую базу. Надо ввести продовольственные талоны для помощи малоимущим. Надо помогать бедному карману. Наверное, надо держать руку на пульсе производства готовой продукции. Но если все контролировать, то мы столкнемся с вымыванием дешевого товара, так как его станет невыгодно производить.

Посмотрите на отрицательный опыт Аргентины. Правительство этой южноамериканской страны долгое время устанавливало экспортные пошлины на зерно. В результате местные аграрии вылетели из мирового рынка и отдали конкурентам пшеницу. Теперь пытаются с разной степенью успеха вернуть себе хотя бы небольшой сегмент глобальных поставок.

Сходная ситуация складывается и у нас. Еще окончательного решения об увеличении экспортных квот и установления значительных по размеру вывозных пошлин не было принято, а отрицательные последствия уже есть. В ходе последнего тендера в Египте цены повысились с $ 260 до $ 270 с лишним за тонну пшеницы. Мы выкрутились только за счет старых поставок. Наши цены сейчас на мировых рынках стали слишком высокими. Несложно спрогнозировать, что конкуренты (Украина, Румыния, Канада, Франция) займут наше место. Вот чем заканчиваются попытки снизить розничные цены на муку, хлеб и макароны за счет введения тарифных квот и экспортных пошлин.


Поделиться в соц.сетях: