Высокотехнологичный сектор в России сдает позиции

Высокотехнологичный сектор в России сдает позиции

Стратегическая цель объявленных в мае 2018 года национальных проектов – прорыв российской экономики в новый технологический уклад. Какой именно по счету в мировой истории – вопрос дискуссионный.
High Tech и связь / Константин Смирнов 17 Авг 2019, 10:00
Высокотехнологичный сектор в России сдает позиции

Чаще говорят о шестом, прогнозируется, что он будет отличаться от предыдущих господством био- и цифровых технологий. Когда победит новый уклад, окончательно неизвестно, но, по-видимому, уже к концу 2020-х – началу 2030-х годов. Неслучайно нацпроекты должны успешно завершиться несколько раньше – к 2024 году, времени очередных президентских выборов.  

На госфинансирование нацпроектов, как известно, запланировано 25,7 трлн руб. Чтобы изыскать всю сумму, правительство было вынуждено даже увеличить ставку НДС на 2%, что, по мнению большинства экспертного сообщества, неизбежно привело в первой половине этого года к дополнительному замедлению экономического роста. Не менее половины выделяемых федеральным бюджетом средств будут направлены на нацпроекты, которые в разной степени связаны с технологическим прорывом, например, должны ускорить внедрение в экономику цифровых проектов.

В этой связи было бы логичным ожидать оживления высокотехнологичных секторов и даже их опережающего роста по сравнению с традиционными отраслями. Однако, как выяснил Центр развития Высшей школы экономики, «хайтек» в стране переживает не лучшие времена. Сфера высоких технологий сокращает выпуск с прошлого года, а в первой половине этого года падение производства высокотехнологичной продукции составило 11,5%.

Особенности национального ускорения

Институт развития ВШЭ проанализировал изменение структуры российского ВВП с 2014 года. Во второй половине того года в России начался кризис, прежде всего, из-за резкого падения цен на нефть, некоторую лепту в падение ВВП вложили и западные санкции. В результате произошло не только падение производства в конце 2014-го – в 2015-м годах, но был и резко (в 2 раза) девальвирован рубль. Рецессия официально закончилась в 2016 году, ее сменил восстановительный рост ВВП, достигший в прошлом году, по данным Росстата, 2,3%. Считается, что подъем был обеспечен не только за счет возвращения довольно высоких цен на углеводороды, но, главное, изменением структуры российской экономики, в значительной мере переориентированной с сырьевого направления на обрабатывающие и высокотехнологические. Но проведенная перестройка ВВП пока не привела к существенному ускорению: согласно исследованиям аналитиков ВШЭ по-настоящему глубоких структурных подвижек так и не произошло, хотя все же надо признать, что российская экономика с 2014 года существенно изменилась.

Тем не менее динамика ВВП за прошедшие пять лет выглядит противоречивой. С одной стороны, она продолжила определяться ускоренным ростом в добыче полезных ископаемых – плюс 12,6% в первом квартале 2019 года к тому же периоду 2014 года. Еще быстрее развивался после кризиса в 2015 году финансовый сектор – плюс 13,3% 2019/2014.

Росли также сельское хозяйство (прирост на 10,9%), культура и спортивно-досуговый сектор (+10,9%), бытовой ремонт и услуги для населения (+15%)). Высокие темпы роста (почти 10% за пять лет) показали секторы госуправления, транспортировки и хранения. Обрабатывающие производства за пять лет выросли на 4,4%.

Объемы экономики за прошедшие пять лет относительно первого полугодия докризисного 2014 года в целом увеличились всего примерно на 2%. При этом ценовые пропорции существенно изменились. Однако в этом году даже эти довольно низкие конечные темпы роста экономики резко замедлились. ВВП по итогам первого квартала этого года, как известно вырос лишь на 0,5% в реальном выражении относительно того же периода прошлого года. При этом экономика, по расчетам ВШЭ, основанным на данных Росстата, разделилась на две неравные части: рост наблюдался в 9 секторах (их доля составила 40,2% ВВП в рыночных ценах), а сокращение выпуска – в 8 секторах (59,8% ВВП) (см. график). Таким образом, большая часть экономики в первом квартале сократила производство, а график вклада разных секторов в динамику ВВП со своей стороны напоминает «пилу», которая с высокой скоростью отпиливает временные достижения.

О неизбежном торможении роста ВВП по причине увеличения налоговой нагрузки экспертное сообщество предупреждало еще в прошлом году: так и оказалось. К тому же влияние лишних 2% НДС еще в полной мере не отразилось на экономике, так как в первом квартале этого года ФНС согласно законодательству собирал НДС по итогам четвертого квартала прошлого года, то есть по ставке 18%, с 20% начался второй квартал.

К негативным последствиям увеличения ставки НДС привлек внимание в интервью РБК и руководитель санируемого ЦБ банка «Открытие» Михаил Задорнов. Напомним, что с сентября 1998 по май 1999 год он был министром финансов РФ, возглавлял затем и «дочку» госбанка ВТБ – ВТБ24. Он подчеркнул, что в первом полугодии доходы федерального бюджета стали больше на 11% (во многом за счет НДС), а расходы выросли лишь на 3%. Фактически речь идет об изъятии весьма крупных средств из экономики, которым еще предстоит найти применение в инвестиционном процессе. Однако в реальном секторе нашли бы им лучшее применение.

Перекос в пользу финансового сектора на фоне крайне низкого роста в реальном отметили и в рейтинговом агентстве Fitch, хотя там и повысили суверенный кредитный рейтинг России (подробнее см. на стр. 3).   

Торможение на высоте

Как известно, наиболее сильный спад за последние пять лет (минус 13–15%) показали оптовая и розничная торговля. Причина – продолжающееся до сих пор снижение реальных располагаемых доходов населения. Из-за этого же убавили 9% в своей деятельности домашние хозяйства. Но больше всего настораживает отрицательная динамика в сфере высоких технологий. По расчетам ВШЭ, за пять лет на 9% сузился сектор предоставления информации и связи, на 3,5% снизились объемы выпуска в секторе высококвалифицированных услуг, куда помимо прочего Росстатом включены и научные исследования (раздел M в ОКВЭД).

Приливы и отливы отмечены практически во всех высокотехнологичных секторах российской экономики (в этот показатель Росстат включает отдельные подотрасли разных отраслей по ОКВЭД 2). В 2016 году прирост в этих отраслях составил рекордные 10¸1% год к году – видимо, сказалось увеличение гособоронзаказа. В 2017 году рост замедлился до 5%, а в 2018-м производство в высокотехнологичных отраслях резко сократилось сразу на 4,9% в отличие от роста во всей промышленности, превысившего 3%, наконец в январе – июне 2019 года высокие технологии упали на 11,5%. В целом по итогам текущего года эксперты ВШЭ прогнозируют сокращение объема выпуска в «хайтеке» на 2,7% по сравнению с 2015 годом (данные за 2014 год отсутствуют).

В результате неизбежен вывод о том, что структурные сдвиги за прошедшие пять лет, безусловно, произошли. Но они оказались недостаточно глубокими для того, чтобы обеспечить в перспективе высокие темпы роста российского ВВП. А без последних переход к новому технологическому укладу просто провалится.

Высокотехнологичный сектор .jpg

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться